Перя-богатырь

В Пермской стороне жили-были два брата — Антипа и Перя. Антипа служил в солдатах, а Перя охотничал, куниц ловил. Увидит след лося или оленя и — бегом по следу. Быстро догоняет, копьем пронзает. Была у него в лесу избушка, только Перя в ней спать не любил — душно. Круглый год спал возле нее на вольном воздухе. Когда холодало, разжигал нодью — костер, сложенный из двух бревен крест-накрест.

Обладал тот Перя неимоверной силой. Кинуть камень за десять верст было для него забавой. Как-то схватил Пера огромный валун и хотел через реку Лупью перекинуть, но сорвался валун — прямо в реку упал. Лежит там и поныне. Только летом, когда вода спадает, можно его и увидеть.
Однажды появился в столице страшный богатырь, который стал людей мучить, колесом их убивать. Никто не осмеливался померяться с ним силой. Испугавшиеся жители начали посылать смельчаков биться с тем богатырем. Когда очередь дошла до солдата Антипа, он и говорит:
— Есть у меня дома брат Перя, силы он непомерной. Не вызвать ли нам его сюда?
Послали солдата на родину, чтобы привез брата-богатыря.

И вот как-то приходит Перя в свою избушку, видит: висит на стене лук со стрелами:
— Кто же это посмел забраться в мой дом?
А брат ему отвечает:
— Это я пришел. В нашей столице страшный богатырь появился, людей колесом давит. От него много народу погибает.
— Возвращайся назад, — отвечает Перя. — Я приду на помощь.
— Побыстрей надо, — поторапливает Антипа. — Мне вон две недели до столицы добираться. А тебе сколько?
— А мне и двух дней хватит. Приду и никому не покажусь. Если понадоблюсь — ищите меня в баньке.
Подоспел Перя в столицу вовремя. Замешался в толпу, видит — катится богатырь в колесе, людей давит. Подъехал он и к Пере, ударил его в поясницу, сорвал кожаный ремень.
— Ах, ты, чертов сын, — рассердился Перя, — да я тебя с грязью смешаю!
Схватит богатыря вместе с колесом, да как шваркнет об землю — только кровавая полоска и осталась. Испугался Перя, побежал прочь:
— Человека убил! Человека убил!
Царские слуги еле-еле отыскали Перю — он в баньке парился. Привели к царю в золоченый дворец. Царь угостил его и говорит:
— Давай, ложись на мою мягкую перину и отдыхай.
На следующий день царь встал и спрашивает:
— Каково спать на моей перине?
— Хуже, чем около моей нодьи, — отвечает Перя.
— А покажи мне, что за нодья такая? — заинтересовался царь.
Перя разжег нодью под окном дворца и устроился спать:
— Нодья-матушка! Березовое изголовье! Пихтовая постель! Вот оно, красивое солнышко моей жизни!
Напоследок царь спрашивает:
— Что хочешь в награду? Проси!
— Ничего мне не надо! Лишь одно — свободно лесовать в родных лесах, охотничать в Лупьей парме.
Пожаловал царь...

Пере во владение Лупью Парму, да еще шелковую сеть — куниц ловить. Вернулся Перя в родимые места. Хорошо ему охотиться в Лупьей парме, верст пятьдесят до вечера обойдет.
Вот однажды расставлял Перя шелковые сети на куниц и оказался на тропе, по которой ходил на охоту сам леший. Пришел к нему леший, недовольство высказывает, а Перя ему отвечает:
— Ты, Ворса, на мои угодья не суйся! У меня на то царская грамота есть!
Тогда леший предложил потягаться на палке: кто кого перетянет — того и владения. И отправился искать подходящую палку. А Перя перевязал ту палку крепким ремнем, концы его обернул вокруг дерева, сел и держит палку за концы в руке. Напрягся леший изо всей силы, даже по дереву треск пошел. Удивился тому треску леший, спрашивает:
— Что это трещит?
— А это у тебя, Ворса, хребет трещит, — отвечает Перя.
Испугался леший и перестал тянуться. Понял, какой перед ним богатырь, и решил хитростью его одолеть.
— Давай, сейчас спать ляжем, а утром снова будем силами мериться.
— Давай.
Срубили они две сосны, сделали для ночевки костер — нодью. Леший лег по одну сторону, Перя — по другую.
— Как ты спишь? — спрашивает леший.
— Я сплю неслышно и неподвижно, как березовый чурбан, — говорит Перя. — А ты, Ворса, как спишь?
— А я, когда сплю, то так храплю, что изо рта дым валит, а из носа искры летят.
Перя затих. Вскоре леший захрапел так, что изо рта дым повалил, из носа искры полетели. Встал богатырь, положил вместо себя березовый чурбан и прикрыл своей одеждой, а сам спрятался за сосной. В полночь леший проснулся, встал, глянул через костер и говорит:
— Он и вправду спит, как чурбан.
Взял леший свое копье, положил наконечник в огонь, а когда тот раскалился докрасна, схватил копье и вонзил в чурбан с криком:
— Перя, ты у меня десятый мертвец!
Тут вышел Пера из-за сосны, натянул свой тугой лук:
— Ворса, а ты у меня второй!
И выстрелил из лука, пронзил лешего насквозь. Бросился бежать леший, бежал-бежал до самого своего жилища. Настиг его Перя на пороге, видит: тот уже мертвый лежит.
Вошел Перя в жилище лешего, со всем чертовым исчадьем расправился. Одна только девушка взмолилась о пощаде:
— Я, — говорит, — крещеная! Я была похищена из дому.
Не убил ее Перя, зажил с нею. Как-то захотела новая жена в баньке помыться. Предупредила Перю:
— Ты без стука ко мне в баньку не заходи.
Удивился Перя: как так? Почему мужу нельзя? Подкрался к баньке да без всякого стука и заглянул в нее. Видит: сняла его жена волосы со своей головы и, как зверь, зубами в них стала пощелкивать — вшей давить. Разгневался тут Перя и ведьму прибил.



Перя-богатырь