Петушок в желтых штанишках и курочка в рябеньком платьице

У одного хозяина были петух и курица.
Петух носил желтые штанишки, а курочка ходила в рябеньком платьице.
Жили они дружно. Петух в чужие дворы не загля­дывал и целыми днями гулял с курочкой.
Как только найдет зернышко ячменя или овса, сра­зу начнет звать: «Ко-ко-ко! Нашел, нашел!» — до тех пор, пока курица не услышит и не прибежит.
Весной курочка изо дня в день несла яички, а хо­зяйка их забирала.

Однажды курочка задумалась, как бы ей вывести цыплят. А в это время петух в желтых штанишках взлетел на забор, захлопал золотистыми крыльями и запел:

Кукареку! Слушай, народ!
Тучка в небе — дождик пойдет!
Кукареку! Поворачивай дышло:
Дождик прошел, солнышко вышло!

Вот и все его дела.
Тогда курочка отряхнулась, подняла не спеша нож­ку и шагнула. Подняла другую, подумала и снова шагнула.
Идет, напевает:

— Как бы мне яички собрать,
Яички собрать…
Как бы наседкою стать,
Наседкою стать…

А в углу двора стоит ста­рая береза.
Она ко всему прислуши­вается. Курочка идет и по­ет, а старая береза и гово­рит:
— Я тебе, курочка, дам совет. В моих ветвях есть пустое гнездо. Аист постро­ил его, а потом покинул. В этом гнезде ты можешь спрятать яички.

Курочка поблагодарила старую березу, осмотрелась, не подслушивает ли кто, и взлетела на дерево — в са­мую гущу листвы. Вот она кое-как примостилась в гнезде и снесла яичко. А потом от радости расхваста­лась:
— Ко-ко-ко! Яичко снесла! Ко-ко-ко! Яичко! Яич­ко!..
— Так-то ты хранишь тайну! — зашумела ветвями старая береза.
И курочке стало стыдно. Больше она так никогда не сделает.
День за днем курочка неслась в гнезде, спрятанном на дереве. Она уже много яичек нанесла.
Сидит на яйцах, а сама думает: то-то петух обраду­ется, когда увидит ее с детьми.
В сумерках курочка поднималась...

с гнезда, чтобы поклевать, схватить несколько зернышек, запить све­жей росой, — и назад к яичкам.
А петух не мог понять, куда исчезла курочка. В уголке двора он задумчиво стоял на одной ноге, при­крыв один глаз.
— Нет больше на свете нашей курочки! — говори­ла хозяйка.
— Жаль ее! — отвечал хозяин.
Курочке нравится, что никто не догадывается, где она. А дни идут. Береза ей сказки рассказывает. Ку­рочка слушает и думает про свое: вот обрадуется пе­тух, когда увидит ее с такой кучей детей!
И однажды… вдруг под ней пискнуло!
У курочки от радости дух захватило.
А тут снова и снова пискнуло — с одной стороны под крылом, потом с другой. Кто-то где-то осторожно ударил клювом, и раздался треск.
Это было ночью. А к рассвету вылупились цыплята.

Старая береза тоже не спала в эту ночь. Она видела, как курочка клювом выбросила из гнезда пожелтевшие половинки яичной скорлупы, а мокрых малюток укры­ла своими крыльями. К утру они уже просили есть: «Пи-пи!»
Значит, пора с ними в свет показаться.
Слетела курица с гнезда на ветку. — Ко-ко-ко, цыплятки мои, — зовет она, как буд­то и вправду что-то нашла.
А хозяйка схватила лесенку и большое решето и побежала к березе. Она насчитала двадцать четыре Цыпленка — пушисто-желтых, пушисто-белых и пу­шисто-черных.

Малютки махали голыми крылышками и пищали. Наседка прыгала то с дерева, то на дерево, то на ле­сенку, то с лесенки, била крыльями и клохтала. А пе­тух от волнения норовил выклевать хозяйке глаза.
Потом все вместе пошли в дом. Когда хозяйка вы­пустила цыплят из решета, они в одних рубашонках выбежали из дому. А как они пищали!

Тут хозяйка накрошила им хлебушка, налила воды в баночку: учитесь, дети, как надо клевать, как надо пить.

А на петухе сверкают желтые штанишки.



Петушок в желтых штанишках и курочка в рябеньком платьице