Принц кролик

Жил в древние времена один Король, у которого не было детей. Случалось, он говорил Королеве: «Ах, если бы у нас был сын!», а Королева отвечала: «Ах, был бы у нас сын…». В другой же раз он говорил: «Ах, если бы у нас была дочь!», а Королева вздыхала и отвечала: «Я бы и дочке была рада…» Но детей у них не было вовсе.

Годы шли, а в королевском Дворце дети так и не появились. В народе начались пересуды о том, кто же унаследует королевский трон. Одни думали, что королем станет Канцлер, а этого никому не хотелось, другие же полагали, что короля не будет вовсе, и все станут равны. Людям из низших слоев общества казалось, что это было бы неплохим решением, но те, кто занимал более высокое положение, чувствовали, что хотя с одной стороны это было бы и неплохо, с другой стороны получалось, что при неумелых советниках дела в государстве едва ли пойдут хорошо, и они продолжали надеяться, что наследный Принц родится во Дворце. Но Принц так и не родился.

Однажды, будучи на аудиенции у Короля, Канцлер посчитал, что настало время рассказать о том, что беспокоит подданных.

— Ваше Величество… — произнес он и остановился, прикидывая, как лучше изложить дело.

— Ну? — сказал Король.

— Позволяет ли Ваше Величество мне говорить откровенно?

— Пока что — да, — сказал Король.

Приободрившись, Канцлер решил выражаться ясно.

— В случае смерти Вашего Величества…, — он поперхнулся и начал сначала. — Если Ваше Величество когда-нибудь умрет, — сказал он, — чего в любом случае еще не произойдет много лет, если вообще произойдет, на что, как излишне упоминать, верные подданные Вашего Величества горячо надеются, то есть я имею в виду, что их надежда никогда не сбудется, но, предположив на минуту…

— Вы говорили, что хотите откровенно высказать Ваши мысли, — прервал Король. — Это они и есть?

— Да, Ваше Величество.

— Тогда я о них не слишком высокого мнения.

— Благодарю Вас, Ваше Величество.

— То, что Вы пытаетесь мне сказать, звучит так: «Кто будет следующим Королем?»

— Совершенно верно, Ваше Величество.

— Ах! — Король помолчал немного и произнес: — Я могу Вам сказать, кто уж точно им не будет.

Канцлер не стал настаивать на освещении вопроса с этой стороны, справедливо полагая, что при данных обстоятельствах ответ очевиден.

— А что Вы сами предлагаете?

— Что Ваше Величество выберет себе преемника, назначив знатным юношам страны испытание, которое Ваше Величество сочтет подходящим для этого случая.

Король потянул себя за бороду и нахмурился.

— Должно быть не одно, а много испытаний. Пусть в этом участвуют все, кто захочет, при условии, что им не больше двадцати лет и они хорошего происхождения. Проследите, чтобы так и было сделано.

Он нетерпеливо взмахнул рукой, и Канцлер с ловкостью, которая достигается многолетним опытом, быстро попятился и исчез из дворца.

А на следующее утро было объявлено, что все юноши благородного происхождения, не достигшие двадцати лет и претендующие на королевский трон, через неделю должны выступить на состязаниях, каковые Их Величество собирается провести; первым будет соревнование в беге. Люди обрадовались: в этой стране очень уважали бег, а всегда хорошо, если страной правит тот, на кого можно смотреть с почтением.

Волнение в назначенный день достигло предела. Участники соревнования должны были один раз обежать вокруг Дворца; вдоль всей беговой дорожки собрались большие толпы людей, а на финише в специально построенном павильоне сидели сами Король и Королева. Сюда и подводили, чтобы они предстали перед Их Королевскими Величествами, всех претендентов на престол. Это были девять юных дворян, стройных, красивых и (как казалось людям) умных, они и стали соперниками.

И еще там был один Кролик.

Канцлер впервые заметил Кролика, когда, выстраивая бегунов в шеренгу, прикалывал им на спины номера, чтобы люди могли их различать, и давал им советы, в которых, по его понятиям, они очень нуждались.

— Сейчас же уходи, — сказал он. — Эта дорожка только для участников соревнования.

И он слегка подтолкнул Кролика ногой.

— Я участник соревнования, — сказал Кролик. — И я не думаю, что обычно, — прибавил он с достоинством, — перед началом такого важного состязания одного из соревнующихся пинают на старте ногой. Может показаться, что у вас тут существую особые привилегии.

— Ты не можешь быть участником соревнования, — засмеялись юные дворяне.

— Почему же не могу? Прочтите правила.

Канцлер прочел правила и почувствовал, что его бросает в жар. Кролику, конечно, еще не исполнилось двадцати лет, у него была родословная, говорящая о его благородном происхождении, и…

— И, — сказал Кролик, — я осмеливаюсь претендовать на место королевского преемника. Все условия соблюдены. А теперь давайте приступим к соревнованиям.

Но сначала их представили Королю. Претенденты проходили один за другим… и наконец…

— Это, — сказал Канцлер, насколько сумел беззаботно, — это Кролик. Кролик, как того требует этикет, грациозно поклонился: сначала Королю, потом Королеве. А затем повернулся к Канцлеру.

— Что это такое?

Канцлер пожал плечами.

— Его заявка на участие в конкурсе не показалась недостаточно законной, — сказал он.

— Он имеет в виду, Ваше Величество, что со мной все в порядке, — объяснил Кролик.

Король неожиданно засмеялся.

— Продолжайте, — сказал он, — впоследствии мы можем устроить соревнования для претендентов на место Канцлера.

Состязание началось. Молодого лорда Кэломела, пришедшего к финишу вторым, восторженно встретили не только Их Величества, но и Кролик, который финишировал некоторое время назад, а сейчас праздно шатался по королевскому павильону.

— Очень высокий класс, Ваше Величество, — сказал Кролик, повернувшись к Королю, — по всем статьям он кажется самым многообещающим юношей.

— Самым, — сказал Король мрачно, — настолько многообещающим, что я предлагаю не беспокоить остальных участников соревнования. В следующем туре будете участвовать только вы двое.

— Пожалуйста, Ваше Величество, не надо больше состязаний в беге. Это будет несправедливо по отношению к Его Сиятельству Лорду.

— Вы будете не состязаться, а сражаться.

— Ах! Как сражаться?

— На мечах, — сказал Король.

— Я немного разучился пользоваться мечом, но я полагаю, через день или два…

— Это произойдет сейчас.

— Вы имеете в виду, Ваше Величество, сразу же, сразу же, как только Лорд Кэломел отдышится?

Король ничего не ответил, но повернулся к Канцлеру.

— Скажите уважаемому Лорду Кэломелу, что через полчаса я приглашаю его на борьбу с этим Кроликом.

— С уважаемым Лордом Кроликом, — пробормотал один из юношей, взглянув на Канцлера.

— Борьба с ним — борьба за мой трон.

— Не одолжите ли Вы мне меч, — спросил Кролик, — самый маленький. Я не хотел бы причинить ему вред.

Прошло полчаса, на ровной площадке в траве около павильона начался бой. Это было короткое, но захватывающее сражение. Кэломел, размахивая длинным мечом в сильной правой руке, бросился на Кролика, а Кролик, держа свой короткий меч в зубах, вертелся под ногами у Кэломэла, пока тот не упал. Увидев, что Лорд Кэломел поднимается с земли со сломанной правой рукой и тотчас храбро берет меч в левую, люди зааплодировали. Кролик тоже аплодировал, на минуту опустив свой меч. Затем он рванулся и снова запутался у Кэломела между ногами так, что Лорд опять рухнул на землю, на этот раз — с растяжением лодыжки. Рухнул и больше не вставал.

Кролик рысью подбежал к королевскому павильону и положил свой меч на колени Канцлеру.

— Премного благодарен, — сказал он. — Я победил?

Король нахмурился и дернул себя за бороду.

— Есть и другие испытания, — пробормотал он.

Но что они дадут? Было ясно, что Лорд Кэломел не в состоянии больше участвовать ни в каких спортивных состязаниях. А что если предложить соревнование на сообразительность?

— Помимо прочего, — вечером сказал Король Королеве, — ум — это тоже весьма ценное качество для правителя.

— Так ли это? — спросила Королева с подозрением.

— Я обнаружил, что так, — сказал Король слегка надменно.

— О! — сказала Королева.

— Была одна загадка, которую любил мой отец, ее не мог разгадать никто, кроме членов королевской семьи. Мы предложим ее в качестве последнего испытания.

— Что же это за загадка?

— Мне помнится, она звучала так… — Он минуту подумал, а затем продекламировал, отбивая таки рукой:

«Мой первый вас порадовать сумел,

Хотя не черен он, да и не бел;

Второе с первым лучше не ровнять,

Но днем оно всегда ложится спать;

А целое и скачет, и летает,

И море иногда переплывает.»

— И какой же ответ? — спросила Королева.

— Насколько я помню, — сказал Его Величество, — это либо «соня лесная», либо «малиновый куст».

— Но «соня лесная» — это же бессмысленно, — возразила Королева.

— «Малиновый куст» — бессмысленно тоже, — указал Король.

— Тогда как же они могут отгадать это?

— А они и не могут. Но моя идея состоит в том, что почтенному Лорду Кэломелу будет заранее по секрету сообщено, что ответить, поэтому он сможет выиграть состязание.

— Справедливо ли это? — спросила Королева с сомнением.

— Да, конечно, — сказал Король, — иначе я бы этого не предложил.

Итак, Канцлер официально объявил, что окончательным испытанием для Лорда Кэломела и Кролика станет разгадывание загадки, которое до сих пор не удавалось никому, кроме лиц королевской крови. Копии загадки будут посланы соперникам, и через неделю они должны придти и огласить свои ответы перед Их Величествами и всем двором. А Лорд Кэломел вместе с копией получил записку, где было сказано следующее: «Ответ: соня лесная. Письмо сожги. Доброжелатель.»

Назначенный день наступил. И Кэломел, и Кролик предстали перед Их Величествами. Они поклонились Их Величествам, и поскольку Кэломелу из-за растянутой лодыжки стоять было больно, им позволили сесть. Канцлер потребовал тишины, и Король обратился к присутствующим, объясняя условия состязания:

— Ответ на загадку, — произнес он, — находится в запечатанном конверте, который я сейчас передаю Канцлеру, чтобы он вскрыл его, как только претенденты на престол сообщат нам, до чего они додумались.

Люди, не зная, что еще в таком случае делать, слабо поаплодировали.

— Лорда Кэломела я спрошу первым, — продолжил Его Величество. Он посмотрел на Его Сиятельство Лорда, и Лорд слегка...

кивнул. А Кролик, заметив этот кивок, чему-то про себя улыбнулся.

— Лорд Кэломел, — сказал Король, — какой ответ на эту загадку Вы считаете лучшим?

Юный Лорд Кэломел старался выглядеть очень мудрым, поэтому он произнес следующее:

— Есть много возможных ответов на эту загадку, но лучшим ответом кажется мне «соня лесная».

— Пусть кто-нибудь запишет этот ответ, — сказал Король. И шеф-секретарь записал: «Лорд Кэломел — соня лесная».

— А Вы, — обратился Король к Кролику, — что скажете?

Кролик, который провел беспокойную неделю, изобретая ответы, один невероятнее другого, скромно опустил глаза.

— Ну! — поторопил Король.

— Ваше Величество, — с явной нерешительностью начал Кролик, — я питаю большое уважение к уму достойнейшего Лорда Кэломела, но я думаю, что в данном случае он ошибается. Ответ не «блоха водяная», как он предложил, а «соня лесная».

— Я и сказал «соня лесная»! — негодующе воскликнул Кэломел.

— А по-моему, он сказал «блоха водяная», — повторил Кролик всем на удивление.

— Он, конечно же, сказал «соня», — холодно заметил Король.

— А я считаю: «блоха», — стоял на своем Кролик.

— Лорд Кэломел — «соня лесная», — прочел шеф-секретарь.

— Теперь вы убедились, — вскричал Кэломел, что я сказал «соня лесная».

— Мои извенения, — сказал Кролик с поклоном, — тогда мы оба оказываемся правы, это, конечно, соня лесная».

Канцлер вскрыл запечатанный конверт и к удивлению почти всех присутствующих прочел: «соня лесная».

— Кажется, Ваше Величество, они действительно оба правы».

Король нахмурился. Он не мог понять, каким образом его так перехитрили.

— Могу ли я предложить, Ваше Величество, — продолжил Канцлер, — задать им сейчас несколько вопросов иного рода, ответить на которые надо через несколько минут в присутствии Вашего Величества. Скажем, несколько задач из высшей математики, эти знания могут пригодиться будущему королю.

— Какие вопросы? — немного нервничая спросил Король.

— Ну, вот, например, сколько будет семь ю шесть? — и, закрывшись рукой, Канцлер шепнул Королю: — Сорок два.

Ни один мускул не дрогнул на лице Короля, но он задумчиво посмотрел на Лорда Кэломела. А вдруг Его Сиятельство Лорд этого не знает?

— Ну, хорошо, — сказал он неохотно. — Какой ответ?

Многоуважаемый Лорд Кэломел думал пять минут, а затем сказал:

— Пятьдесят четыре.

— А Вы что скажете? — спросил Король Кролика.

Кролик терялся в раздумьях — что лучше сказать. Если он будет отвечать как Кэломел, он не проиграет в схватке, однако правильный ответ — сорок два. Но ведь Король, который никогда не ошибается даже в арифметике, может посчитать, что применительно к данному соревнованию, ответ «пятьдесят четыре» более подобает будущему правителю страны. Или все-таки безопаснее сказать «сорок два».

— Ваше Величество, — начал он, — существует несколько возможных ответов на эту сверхнеобычайную головоломку. На первый взгляд, очевидным кажется ответ «сорок два». Тут можно возразить, что в этом решении не достает оригинальности. Я давно считаю, что такая передовая страна, как наша, должна поражать мир новыми открытиями в науке. Давайте согласимся, что в будущем семь ю шесть будет пятьдесят четыре. Но если Ваше Величество предпочитает придерживаться старых правил счета, тогда Ваше Величество и Канцлер Вашего Величества получат ответ сорок два.

Сказав это, Кролик грациозно поклонился Их Королевским Величествам и своему оппоненту и снова сел.

Король почесал голову, недоумевая, как же выбраться из этой ситуации.

— Правильный ответ, — сказал он, — сейчас или в будущем — пятьдесят четыре».

— Запишите это, — шепнул Канцлер шеф-секретарю.

— Лорд Кэломел предложил это с первой попытки, Кролик — со второй. Следовательно, я провозглашаю Лорда Кэломела победителем.

— Позор! — сказал Кролик.

— Кто это произнес? — крикнул Король свирепо.

Кролик посмотрел через плечо, чтобы обнаружить нарушителя, но, кажется, безрезультатно.

— Однако, — продолжил Король, — чтобы люди не сомневались в том, что состязания проводились абсолютно справедливо, я назначаю еще одно испытание. Поскольку Королю часто приходится произносить поучительные речи перед своим народом, представляется весьма ценной способность стоять длительное время на двух ногах; поэтому следующее испытание будет…

Но в этот момент Лорд Кэломел закашлялся так громко, что Король остановился и прислушался.

— Совершенно верно, — сказал Король, — поэтому следующее испытание будет через месяц, когда нога Его Сиятельства заживет. Предстоящее состязание покажет, кто может дольше продержаться только на двух ногах.

Кролик побрел к своему лесному домику в глубокой задумчивости.

Жил в лесу один волшебник, владеющий многими секретами магии. Он (как говорили в окрестных селах) мог вытаскивать изо рта цветные ленты, готовить рождественский пудинг в шляпе, и доставать не менее десяти связанных вместе шелковых носовых платков из бумажного фунтика. И вот, под вечер, съев на ужин несколько листьев салата, Кролик навестил его.

— Можешь ли ты, — спросил он, — превратить Кролика в человека?

— Я могу, — сказал волшебник, подумав, — превратить пудинг с изюмом в кролика.

— Эта операция, если говорить откровенно, — заметил Кролик, — не принесет никакой пользы.

— Я могу что угодно превратить в Кролика, — добавил волшебник с возрастающим воодушевлением. — Вообще-то мне нравится это делать.

Тут у Кролика появилась одна идея.

— А человека ты можешь превратить в Кролика?

— Я сделал это однажды. По крайней мере, я уже превратил ребенка в крольчонка.

— И давно это было?

— Восемнадцать лет назад. Во Дворце Короля Никодимуса. Я показывал Королю и его сиятельной Королеве силу моих чар. Я попросил кого-нибудь из присутствующих одолжить мне ребенка, не подумав в тот момент, что… Мне передали маленького Принца. Я накрыл его красным шелковым платком и взмахнул руками. Потом я снял платок… Королева была очень расстроена. Я изо всех сил старался исправить сделанное, но ничего не получилось. Король и тут остался благороден. Он сказал, что я могу забрать кролика. Я носил его с собой несколько недель, но однажды он убежал от меня. О, Боже, Боже! — И он осторожно вытер глаза красным шелковым платком.

— Весьма интересно, — сказал Кролик. — Ну хорошо, тогда я хочу, чтобы ты сделал вот что.

И они перешли к деловому обсуждению.

Через месяц назначенное состязание в стоянии на двух ногах началось. Когда все было готово, Король поднялся, чтобы произнести слово перед открытием.

— Сейчас мы, — сообщил он, — проведем одно из самых интересных испытаний для претендентов на трон. На слово «Начали» они будут… — И тут он остановился.

— Как? Что это такое? — воскликнул он, надевая очки. — Где высокочтимый Лорд Кэломел? И что здесь делает второй кролик? Не было необходимости приводить сюда Вашего брата, — строго прибавил он, обращаясь к Кролику.

— Я Лорд Кэломел, — сказал второй кролик жалобно.

— Ох! — охнул Король.

— Начали! — объявил Канцлер: он был слегка глуховат.

Кролик, который целый месяц тренировался, поднялся на задние лапы и застыл в этом положении. Лорд Кэломел, который к этому не готовился, остался стоять на всех четырех. Затерянный в толпе волшебник неслышно засмеялся.

— Как долго мне стоять так? — поинтересовался Кролик.

— Это все очень затруднительно и огорчительно, — молвил Король.

— Могу ли я опуститься? — спросил Кролик.

— Нет сомнения, что Кролик выиграл, — сказал Канцлер.

— Который кролик? — вскричал Король в негодовании. — Они оба кролики.

— Тот, у кого за ушами белые пятна, — попытался подсказать Кролик. — Могу я опуститься?

Вдруг из зала раздался крик.

— Ваше Величество!

— Ну, что там еще?

Через толпу проталкивался волшебник.

— Ваше Величество, можно мне посмотреть, — попросил он дрожащим голосом. — Белые пятна за ушами? Боже! Боже! Позвольте мне!

Он схватил Кролика за уши и принялся так и этак крутить их.

— Ой! Ой! — закричал Кролик.

— Это он, Ваше Величество! Это он!

— Кто — он?

— Сын покойного Короля Никодимуса, чья страна теперь присоединена к Вашей. Принц Сильвио.

— Совершенно верно, — сказал Кролик, как ни в чем не бывало, — Неужели никто из вас меня не узнал?

— У Никодимуса был только один сын, — сказал Канцлер, — и он умер в младенчестве.

— Нет, не умер, — и волшебник объяснил, как было дело, рассказав ту печальную историю.

— Я все понимаю, — сказал Король, когда волшебник умолк, — но ведь это тут ни при чем. Соревнования должны проводиться с абсолютной беспристрастностью. Он повернулся к Канцлеру:

— Кто победил в последнем состязании?

— Принц Сильвио, — ответил Канцлер.

— В таком случае, мой дорогой принц Сильвио…

— Одну минуту, — взволнованно прервал его волшебник. — Я сейчас вспомнил слово. Я знаю, как надо сказать. Он набросил на Кролика красный шелковый платок и воскликнул: — Хей, Престо! — и платок стал подниматься, подниматься и подниматься…

Под ним стоял принц Сильвио!

Можно себе представить, какие раздались аплодисменты! Но Король и виду не показал, что случилось что-то необычное.

— В таком случае, мой дорогой Принц Сильвио, — продолжил он, — Вы, как победитель этих интереснейших состязаний, назначаетесь наследником нашего трона.

— Ваше Величество, — сказал Сильвио, — Вы так любезны! — И, повернувшись к волшебнику, попросил: — Позвольте мне одолжить у Вас на минуту платок, я не могу справиться с волнением.

На следующий день перед всем народом Кролик был торжественно объявлен наследником королевского трона. Когда церемония закончилась, он возвратил волшебнику платок.

— А теперь, — сказал Кролик, — Вы можете вернуть Лорду Кэломелу его настоящий вид.

Волшебник положил платок на голову Лорда Кэломела и произнес: «Хей! Престо!» Лорд Кэломел вытянулся в прежний рост и сказал: «Большое спасибо». Правда, проговорил он это несколько холодновато, как будто не испытывал искренней благодарности.

И с тех пор они жили долго и счастливо. Кролик женился на самой красивой Принцессе этого края. Когда у них родился сын, все радовались и веселились. Король устроил большой праздник: менестрели, акробаты, фокусники и прочие артисты присутствовали на нем в большом количестве ко всеобщему удовольствию. Но волшебника, несмотря на предложение Принцессы, среди них не было.

— Жаль, я слышала, он такой ловкий, — сказала Принцесса.

— Да, он знает много забавных трюков, — ответил Принц, — но некоторые из них не отличаются хорошим вкусом.

— Ну, значит, все прекрасно, мой дорогой, — согласилась Принцесса.



Принц кролик