Про Акима

Жил на свете богатый мужик. Жил пышно, за семь верст его слышно. Взял он к себе в дом жену, а та привела с собой сироту-племянника Аки-мушку. Невзлюбил мужик парня и задумал извести его. А был мужик первым колдуном на селе.
Однажды вернулся Аким с поля и видит — со стола уже убрано, а на сковороде блин лежит. Взял он этот блин, да не успел попробовать, как мужик ударил его сковородой по спине. Выбежал Аким из хаты, а мужик вслед ему кричит: «Был молодцом — стань псом!»
И как сказал, так и сделалось. Обернулся Акимушка собакой и побе­жал прочь из дому. Бегал он, бегал и прибежал в лес. С утра не пил, не ел, с голоду чуть не воет. Вдруг видит: на опушке пастух стадо пасет. Стал он к пастуху ластиться — тот и накормил его. Вечером погнал пастух стадо домой, а пес за стадом бежит. Какая корова отобьется, пес ее обратно в стадо загонит. Доволен пастух новым помощником! Вот пришел он к сво­ей хозяйке и говорит: «Дай-ка, хозяюшка, крынку молока и хлеба краю­ху». Накрошил хлеба в грязную миску, налил молока и дает псу. А пес нюхает, да не ест. Разум-то у него человеческий!
Налил тогда пастух молока в чистую миску, набросал хлеба и дает псу. Поел Аким и смотрит на пастуха человечьими глазами: спасибо, мол. Утром повел пастух стадо в лес. И собака за ним. Пастух спать зава­лился, а пес около стада бегает, волков отпугивает. Стали люди смотреть да завидовать: не пастух стадо пасет, а пес у него пастухом служит.
Прослышал о пастуховой собаке сам царь. А к нему во дворец каж­дую ночь повадился черт ходить. Всех детей у царя перетаскал, один младший сын остался. Снарядил царь карету и поехал к пастуху. «За сколько, — спрашивает, — отдашь пса?» «Ни за что его не отдам», — гово­рит пастух.
«Отдашь — возьму и не отдашь — возьму. Бери из казны что хочешь, а пес мой», — сказал царь и увез его во дворец. Накормили пса, напоили и на пуховую перину уложили. Аким думает: «На такой перине только сны смотреть, а не черта сторожить!» Спрыгнул он на пол и лег под люлькой. Лежал-лежал, ждал-ждал да и задремал. В полночь пробрался во дворец черт, всех нянек и мамок усыпил, потом подхватил ребенка из люльки — и бежать.
Тут пес проснулся, смотрит: черт уже у порога. Догнал его пес и да­вай грызть! У черта одно в мыслях: как бы ноги отсюда унести. Бросил он свою добычу, а пес обхватил царского сына лапами и тут же на пороге вместе с ним заснул. Утром мамки и няньки докладывают царю, что про­пал ребенок. Опечалился было царь, но вдруг видит: спит у порога пес и лапами...

ребеночка обнимает. Тут все разом заохали, зашумели, не могут нахвалиться на пса. Целый день пса ублажали, кормили да поили. А ночью опять лег пес под люлькой. Не спит, сторожит черта. В полночь он задремал, а тут по­явился черт, схватил ребеночка — и бежать. У вторых дверей догнал его Аким, вырвал добычу и прямо у порога вместе с ребеночком заснул креп­ким сном.
Утром приходит царь — сынка в колыбели нет. Царь туда, сюда, в од­ни двери, в другие — а пес как раз тут и лежит, ребеночка сторожит. Об­радовался царь, подарил псу золотой ошейник.
Приходит третья ночь. Чуть только пробило полночь, черт уже тут как тут. Схватил он царского сына и пустился прочь со всех ног. У самых ворот настиг пес черта, схватил за ногу и держит, не разжимая зубов. Понял черт, что дело его плохо, и взмолился: «Отпусти! Никогда больше не приду!» И ребеночка на землю положил. «Ну, смотри, — говорит Аким, — чтобы духу твоего здесь больше не было! Убирайся восвояси!» Утром просыпается царь — опять люлька пустая. Ходит царь по всему дворцу — нигде нет ребеночка. Наконец подходит он к воротам и видит: лежит пес и обнимает лапами его сынка.
Подхватил царь сына на руки и приказал слугам с почетом отвести пса прямо в свою царскую столовую. И уж такое пошло у пса житье, что лучше не надо: ест с царского стола, спит в царской спальне, гуляет в цар­ском саду. Вот вздумалось как-то Акиму родной дом посмотреть. Прибежал он домой, а тетка увидела его и кричит мужу-колдуну: «Наш пес вернулся!»
Муж услышал — и скорей за сковороду. Стукнул собаку по спине и проговорил: «Был псом, стань воробьем!»

Обернулся Аким воробушком и полетел прочь. Летал он, летал, зале­тел в амбар, а там сам черт сидит. Схватил он воробья своими цепкими ла­пами. «Знаю я, что ты за птица! — говорит. — Это я с тобой злом посчитал­ся за то, что ты у меня царского ребеночка три раза отнял. А за то, что от­пустил меня, я с тобой добром рассчитаюсь». С этими словами бросил черт воробья на землю и говорит: «Где был птенец, стань молодец!» И стал Аким самим собой. Дал ему черт узду и говорит: «Кого ударишь этой уздой, тот конем станет. А что делать дальше — своим умом соображай». Взял Аким узду и пошел домой. Не успели тетушка со своим мужем рот раскрыть, а он их уздой по спине хлестнул и говорит: «Где был молодец — стань жеребец! Где была молодица — стань кобылица!»
Как сказал, так и сделалось. Запряг Акимушка своих лошадей в рабо­ту и уж спуску им не давал — и пахал, и сеял, и по воду гонял, и лес возил. По заслугам с ними рассчитался.



Про Акима