Сказка про то, как жил в Пиренеях лис Акериа

Много зверей жило в давние времена в Пиренейских горах, и про каждого из них были сложены сказки. Про медведя Арца ты уже сказку знаешь, а теперь послушай новую сказку, про то, как жил в Басконии лис по имени Акериа. Хитрый это и умный зверь, ну да не будем торопиться. Жил Акериа в горах, поживал, и вот пришел такой день, что случилось ему голодать. Охота, видно, неудачной вышла.

Вот сидит Акериа в кусте терновника — там он обычно у дороги прятался — и думает, что же ему делать, как еды достать, голод утолить. А тут прошел мимо него пастух. Идет, макилой — палкой пастушьей помахивает, овец на луг гонит.

— А обед-то мне сам в руки идет! — воскликнул лис. — Только мне одному его не достать. Надо волка Отсоа найти.

Нашел и говорит:

— Слушай, Отсоа, не мешало бы нам с тобой подкрепиться. Рядом молоко пропадает, а мы с тобой в тенечке лежим.

— Ну и что, что я в тенечке лежу, — обиделся Отсоа. — Я лежу и думаю. Я всегда думаю, когда голоден. И ты меня лучше не учи, как да что, а скажи побыстрее, где молоко стоит. Обедать пора.

— Ну вот что, Отсоа, — сказал лис Аке-риа. — Иди сейчас к лугу, где овцы пасутся. Только запомни: выть надо тогда, когда человек уже овец выдоил, в горшки овечье молоко налил и домой его нести собирается. Дел у него там по горло, он обязательно с луга домой уйдет. Овцы траву начнут щипать, пастух на дорогу ступит — ты тут выть и начинай. Человек молоко на дороге оставит, к овцам побежит, а нам с тобой этого только и надо. Горшок с молоком я утащу, мы с тобой встретимся и пообедаем. Славно придумано?

— Славно! — согласился волк и потрусил к лугу.

И случилось все, как и говорил лис Аке-риа. Человек уже на дороге был, молоко домой собирался нести, как в полный голос завылОтсоа. Собаки залаяли, овцы заблеяли, пастух горшки с молоком на дороге оставил, побежал к стаду. Тогда Акериа подошел спокойненько к горшкам, взял их, сколько в лапы уместилось, и понес. Да только не к месту встречи с волком Отсоа, а совсем в другую сторону. Шаг сделает — и лизнет сливки, что на молоке толстой шубой лежат, другой сделает — опять лизнет.

А когда съел все, набил горшки грязью, сверху остатками молока замазал и пошел к месту, где его волк Отсоа ждал. Подошел, видит: сидит Отсоа, обеда ждет.

— Ох, Отсоа! — запричитал лис Акериа. — Посмотри, как у нас с тобой нескладно получается! Сверху на молоке сливки — это самое вкусное, и если кто первый есть начнет, то ему лучшая часть достанется…

— Не надо мне твоих сливок, лис, — отвечает Отсоа. — Ешь их быстрее, я голодный. Мне бы...

молока, да побольше!

Тогда Акериа остатки молока сверху слизал, протягивает волку горшок с

Грязью, это что же такое? рассердился — А волк.

— Не сердись, Отсоа, не сердись, голубчик, — ему Акериа отвечает и назад пятится. — Это нас с тобой пастух обманул, с него и спрашивай! Сказал так, но дожидаться, что волк ему ответит, не стал, в лес побежал. Только его Отсоа и видел!

Пришло время, и снова Акериа проголодался. Сидит в кусте терновника, видит: идет по дороге мальчишка, обед отцу на поле несет. Тут лис и решил:

— Опять обед мне прямо в лапы пожаловал! Сказал так и отправился к Черному Дрозду.

— Мы могли бы с тобой, приятель, — говорит, — хорошенько пообедать!

— Как? — спрашивает Черный Дрозд.

— Да просто! — отвечает Акериа. — Тут мимо нас каждый день мальчик проходит, отцу обед на поле носит. Ты перед ним поскачи немного, полетай. Мальчик корзину на землю поставит, за тобой побежит. Я корзину возьму, а потом мы с тобой встретимся и пообедаем.

— Славно придумано! — сказал Черный Дрозд и полетел к дороге.

Тут и мальчик появился. Идет, песенку насвистывает, обед отцу на поле несет.

Черный Дрозд на дорогу вылетел, притворился, что у него лапа перебита, с трудом перед мальчишкой по земле скачет. Мальчик корзину на дорогу поставил, за Черным Дроздом побежал. А тот — раз, подпрыгнул — и улетел. Обиделся на него мальчик, чуть не заплакал. Назад вернулся. А корзины-то и след простыл! Как будто ее и не было вовсе!

А лис Акериа в это время у себя в норе лакомился чужим обедом. Наелся до отвала, спать лег. Проснулся и говорит сам себе: — Не стоит мне здесь, пожалуй, оставаться! Волк Отсоа моим врагом стал, да и Черный Дрозд, наверное, весь день меня вчера ждал, обиделся. Останусь в этих местах — что-нибудь плохое со мной обязательно случится. Надо мне на другой берег перебраться! Как сказал, так и сделал. Пошел к реке, стал у воды, видит: лодка плывет.

— Эй, — кричит Акериа лодочнику, — человек! Перевези меняна тот берег! Я тебе за это три истины скажу, правдивее которых ничего на этом свете нет!

— Давай, — говорит человек. Прыгнул лис в лодку и сказал:

— Люди говорят, что хлеб из кукурузной муки так же хорош, как пшеничный. Неправда это. Пшеничный хлеб лучше. Это первая истина. На середине реки Акериа снова заговорил: — Еще люди говорят: что за прекраснаяночь! Светло, как днем! Это тоже неправда. Днем всегда светлее, чем ночью. Это вторая истина.

А третью истину лис Акериа поведал человеку только у самого берега.

— Штаны на тебе, человек, скоро протрутся. И они протрутся обязательно, если ты со всех будешь брать такую плату, как с меня! Это моя третья истина! Сказал так лис и в лес убежал. Только смех его раздавался откуда-то из-за кустов.



Сказка про то, как жил в Пиренеях лис Акериа