Скотта с Речного Хутора

Одного бонда звали Йоун; он жил на Речном Хуторе, у него была дочь Гудбьерг. Когда он лежал на смертном ложе, он дал своей дочери овечью кость, в которой были пробки, и сказал ей не вынимать эти пробки, иначе ей не поздоровится.

Потом старик умер, а его дочь Гудбьерг вышла замуж за человека по имени Эйрик, и они переехали жить на Речной Хутор после Йоуна.

В те времена на Летовье Кремневой Реки жил бонд, которого звали Сигурд. Земля его была бесплодна, и он хотел огородить себе землю Речного Хутора. Супруги с Речного Хутора хотели прогнать Сигурда прочь, но не сумели.

Тогда Гудбьерг пришло в голову, что теперь время открыть кость. Поэтому она вытащила пробки, оттуда вылетел...

густой дым. Он собрался и превратился в женщину, если только можно назвать это женщиной.

Гудбьерг велела ей тотчас же отправляться и прогнать Сигурда с Летовья Кремневой Реки. Призрак сразу отправился и так плохо обращался с Сигурдом, что ему пришлось перебраться спать на другой хутор, потому что, по его словам, нет никакого покоя спать дома из-за изводящих его демонов.

Следующей весной Сигурд покинул свой участок из-за этой напасти. Едва Скотта выполнила поручение, она вернулась домой к Гудбьерг и спросила, куда ей направиться теперь. Но Гудбьерг растерялась, и тогда Скотта принялась мучить ее, и в конце концов она сошла с ума. Безумство часто встречалось в ее роду, а одна из ее близких родственниц вскрыла себе вены.



Скотта с Речного Хутора