Смерть грешника

Жил в лесу труженик, тридцать лет трудился он богу, и сколько ни старалась нечистая сила — никак не могла его смутить. Стали черти промеж себя думать, чтобы такое ему сделать; думали-думали и вот так ухитрились.

Оборотился один нечистый странником и пошел мимо кельи труженика, а другой ему навстречу, напал на него, словно разбойник, и давай душить. Труженик услыхал шум и крики, схватил топор и бросился на помощь; только глядь: пустился разбойник бежать от него в сторону, а другой черт, что был странником, лежит да охает, едва дух переводит. «Помоги,- умоляет,- добрый человек! Возьми в свою келью, пока с силами соберуся. Совсем было задушил окаяпный!»

Взял его труженик в свою келью, пожил нечистый день и два и говорит старцу: «Спасенное твое дело! Много в нем благодати! Хочется и мне потрудиться; оставлю жену и детей и пойду к тебе под начало».

Вот стали они вместе трудиться, дни и ночи стоят на коленях и кладут поклоны. Еще старец иной раз устанет и вздремнет, а новый труженик совсем не знает устали.

Прошло сколько-то времени, и стал нечистый говорить старцу: «Не добро нам вместе трудиться; пожалуй, лишнее слово скажешь или друг дружку осудишь. Давай перегородим келью надвое и станем жить всякий в своей половине».

Так и сделали.

Раз как-то захотелось старику посмотреть, что делается у соседа; крепился он, крепился и не выдержал. Взлез на перегородку и просунул голову; смотрит: стоят на стуле бутыли с вином и разные скоромные ествы, а за столом сидит чудная-чудная красавица. «А, так ты за мной подсматривать!» — сказал нечистый, схватил его за бороду и перетащил на свою сторону. «Выбирай теперь любое за свою провинность: хочешь — вина выпей или мяса съешь; хочешь — блуд сотвори. А не то, брат, прощайся...

с белым светом; у меня коротка расправа!» — «Как быть?- думает старец.- Что мне сделать? Если мяса съем — теперь пост, будет большой грех; если блуд сотворю — грешнее того будет; выпью лучше я вина». Выпил один стакан и сам не знает, отчего вдруг повеселел; а черт уж другой ему подставляет. Выпил и другой, и третий и забыл про свое спасение: наелся скоромного и блуд сотворил. «Пойдем теперь воровать! — говорит нечистый.- Заодно уж грешить; семь бед — один ответ!»

Пошли ночью в деревню, залезли в кладовую и ну забирать, что под руку попало. Черт нарочно как застучит: такого грохоту наделал, что хозяева проснулись, тотчас схватили старика и посадили его в тюрьму. А черт в ту ж минуту неведомо куда пропал. Наутро собрался народ и присудил повесить вора: «Этих старцев жалеть нечего; они не богу молятся, а только норовят в клеть забраться!»

Привели вора на базарную площадь, встащили на виселицу и накинули петлю на шею; вдруг откуда ни взялся нечистый, стал к нему под ноги и начал его поддерживать. «Что,- епрашивает,- небось. испугался?» — «Как не испугаться!- говорит старец.- Смерть моя приходит!» — «А ну, посмотри: не увидишь ли чего?» — «Вижу: обоз идет».- «А велик?» — «Да так велик, что один конец уж давно проехал, а другого еще и не видать!» — «С чем обоз?» — «Со старыми, дырявыми лаптями».- «Это, брат, те самые лапти, что мы оттоптали в трудах и хлопотах, чтобы как-нибудь тебя смутить. Не видишь ли еще чего?» — «Вижу: болото огнем горит, а в огне котлы кипят».- «Там и мы с тобой будем жить!» — сказал дьявол и столкнул старца с своих плеч.

Так и погиб он на виселице смертию грешника.



Смерть грешника