Сокол Пипиристи

Жил один купец. Было у него три дочери. Однажды собрался он на ярмарку.

— Что же вам купить, доченьки? — спрашивает.
— Мне — гарусный сарафан, — просит старшая дочь.
— Мне — шелковый платок, — просит средняя дочь.
— А мне, — молвит младшая, — нужна сеть сокола Пипиристи.
— Ладно! — соглашается купец. — Привезу.
Поехал он на ярмарку, сарафан купил, шелковый платок купил, а сеть сокола Пипиристи нигде купить не смог. Возвратился домой, раздал подарки, а самой младшей дочери ничего не досталось. Старшие веселятся, младшая плачет.
Собрался купец на ярмарку во второй раз. Опять спрашивает:
— Что привезти вам, доченьки?
И опять старшая попросила сарафан, средняя — шелковый платок, а младшая — сеть Пипиристи-сокола.
— Ничего мне, кроме нее, не надобно! — говорит.

В тот раз купец целый корабль товару закупил. Старшей дочери — второй сарафан, средней — второй шелковый платок, а младшей дочери опять ничего не привез. Встретили дочери корабль: старшие радуются, младшая опять плачет.
Поехал купец на ярмарку в третий раз. И снова спрашивает о подарках. И все три опять пожелали: одна — сарафан, другая — платок, третья — сеть сокола Пипиристи. Поехал купец, накупил товара. Решил найти сеть сокола Пипиристи. Искал-искал, наконец, нашел! Красивая сеть, только дорого стоит. Однако купил.
Узнали дочери про подарки, радостно побежали навстречу отцу. Младшая дочь взяла сеть сокола Пипиристи, унесла к себе в горницу, бережно спрятала.
С того времени стал прилетать к девушке сокол Пипиристи — грудь золотая и крылья золотые, а на голове венец в жемчугах. Девушка откроет ему окошко, и милуются они целую ночь. Старшие дочери, узнав про это, решили поймать птицу: насыпали на окошко семена и подмешали туда крючок, чтобы подцепить, как на удочку. Прилетел сокол Пипиристи, занозил о крючок золотые крылья и говорит девушке:
— Зачем ты меня поранила? Сумела обидеть — теперь сумей найти за тридевять земель, за тридевять рек, за тридевять зеленых песков.
Сказал и улетел.
Долго плакала девушка, потом стала думать, как ей сокола Пипиристи разыскать? Положила в котомку душистое мыло, частую гребенку, шелковую палочку и отправилась в путь. Шла-шла, тридевять земель прошла, подходит к синему морю. Видит: летит через синее море лебедь. Говорит ему девушка:
— Лебедь, лебедь, перенеси меня через синее море!
Посадил лебедь девушку на спину, перенес через море. Пошла девушка дальше, пришла к зеленому песку. А там верблюд стоит.
— Верблюд, верблюд, — просит, — перевези меня через зеленый песок!
Посадил ее верблюд на спину, перевез. Пришла она в деревню, просится в одной избе переночевать, а ее спрашивают:
— А куда ты идешь?
— Я сокола Пипиристи ищу.
— Да он вон в той избушке, — говорят, — с ведьмой живет. Пойди к ней, наймись в работницы.
Послушалась девушка, пошла к ведьме, нанялась в работницы. Живет у нее, помогает по хозяйству. Как-то утром начала причесывать себе волосы частой гребенкой, что из дому взяла.
— Не продашь ли гребенку? — спрашивает ведьма.
— Продать не продам, а вот уступить за одну услугу могу.
— Что за...

услуга?
— Дай мне сокола Пипиристи на одну ночь.
Согласилась ведьма. Вечером, когда сокол Пипиристи вернулся домой, напоила его ведьма допьяна, и, когда он свалился, пустила к нему девушку.
Девушка легла рядом с соколом, крепко обняла его и заплакала:
— Пипиристи, сокол мой,
Я тебя везде искала,
За тридевять земель,
За тридевять вод,
За тридевять песков…
Ох, искала я, искала!
Всю ночь плакала и пела девушка, но сокол так и не проснулся. А наутро сказал ведьме:
— Удивительный сон приснился: будто прежняя жена мне всю ночь песню пела.
— Вечно тебе что-нибудь мерещится, — ворчит ведьма. — Поковыряй в ушах безымянным пальцем — ничего слышать не будешь.
На другой день стала девушка умываться душистым мылом, которое из дому с собой принесла. Просит ведьма:
— Продай мне мыло!
— Не продажное. Дай еще одну ночь с Пипиристи-соколом провести — задаром отдам.
Снова согласилась ведьма. Когда вернулся вечером Пипиристи-сокол, напоила она его до упаду, позвала девушку:
— Иди к соколу, ложись.
Девушка легла рядом, заплакала и запела:
— Пипиристи, сокол мой,
Я тебя везде искала,
За тридевять земель,
За тридевять вод,
За тридевять песков…
Ох, искала я, искала!
Провела всю ночь в слезах и песнях. Ушла от сокола, как только рассвело. А сокол Пипиристи проснулся около полудня, говорит:
— Опять мне снилось, будто прежняя моя жена пела.
— Вечно тебе мерещится беспутное. Говорила тебе: засунь безымянный палец в ухо, поковыряй, и ничего сниться не будет.
А на третий день начала девушка шелковой палочкой шить, и опять пристала к ней ведьма, чтоб продала ей шелковую палочку. И опять попросила девушка свидания с соколом Пипиристи в третью ночь. Ведьма согласилась и, когда вернулся домой Пипиристи-сокол, опять начала его спаивать. На этот раз сокол Пипиристи решил не пить вина, но притворился пьяным и даже повалился. Легла тогда к нему девушка, заплакала и запела:
— Пипиристи, сокол мой,
Я тебя везде искала,
За тридевять земель,
За тридевять вод,
За тридевять песков…
Ох, искала я, искала!
А сокол Пипиристи, оказывается, не спал. Услышал он песню, обнял девушку. И так пролежали они до утра. Утром сокол Пипиристи и говорит девушке:
— Ты не вставай.
А ведьма уже стучит в дверь:
— Вставайте! Не встанете — суд приведу.

Они притворились спящими. Тогда собрала ведьма стариков, угостила их вином, вышла на середину избы и спрашивает:
— Скажите, какое венчание крепче: первое или последнее?
— Первый венец покрепче! — отвечают старики.
— Ничего вы не знаете! — закричала ведьма и прогнала стариков. А вместо них собрала людей среднего возраста, напоила их допьяна, вышла на середину избы, спрашивает:
— Какой венец крепче — первый или последний?
— Первый! — отвечают.
— Ничего вы не знаете! — закричала ведьма и всех прогнала.
Наконец, собрала молодых людей, но и молодые люди отвечали ей:
— Первый венец крепче!
Тогда поднялся сокол Пипиристи, привязал ведьму к хвосту семилетнего жеребца и ударил по жеребцу плетью. С тех пор никто ведьму не видел.
И зажил сокол Пипиристи с первой своей женой припеваючи.



Сокол Пипиристи