Сын монахини Гьюрме Салдон

Среди множества женских монастырей, разбросанных по всему Тибету, был один под названием Мигьюр Линг, в котором проживали несколько сотен монахинь разного возраста, достигших разных степеней духовной реализации. Настоятельницей монастыря была женщина очень строгих правил, обладающая высокими моральными принципами. Она не позволяла переступать порог монастыря ни одному мужчине, даже если он был монахом. Более того, она запрещала мужчинам пересекать границу монастырских владений. Любая деловая встреча должна была быть очень краткой и проходила только в ее присутствии.

Монахиня Гьюрме Салдон была очень одинока, потому что ее никто никогда не навещал. Будучи очень послушной, она проводила все свое время за чтением священных текстов и молитв. Ее редко видели за пределами кельи. А затем случилась одна очень странная вещь: у нее родился очаровательный малыш, которого нарекли Линг-тук Сер-гьи Гья-Линг. Новость об этом удивительном происшествии вскоре разнеслась по всей округе, и несчастную Гьюрме Салдон выгнали из монастыря, позволив ей поселиться в маленькой хижине неподалеку. Весть о том, что монахиня родила сына, достигла не только человеческих ушей. Об этом прослышал и отшельник-колдун, живший в лесу Ему всегда хотелось иметь рядом с собой живую душу, и он решил, что монахиня только обрадуется, если он усыновит ее ребенка.

Малыш каким-то образом прознал о том, что к ним собирается наведаться в гости колдун, и рассказал об этом своей матери. «Есть у меня такое чувство, что кто-то придет в наш дом и заберет меня с собой», — сказал он и велел ей хорошенько его спрятать, закрыть все двери и окна и спустить с цепи собаку.

— Кому же придет в голову навещать таких бедняков, как мы? — спросила у него мать. — Никто к нам никогда не приходил, да и не придет.

— Нет-нет, мама, — возразил мальчик. — Кто-то обязательно придет, — и начал ее умолять, чтобы она сделала все так, как он сказал.

В конце концов она спрятала его в большом горшке, заперла на задвижки все окна и двери, спустила с цепи собаку и села ждать незваного гостя.

Вдалеке показалась черная фигура человека, едущего верхом на черном скакуне, с черным луком в руке. Следом за ним бежал черный пес. Он направлялся в сторону ее дома. Вскоре колдун уже стоял у двери. Постучав, он позвал хозяйку:

«Послушай-ка разок, Гьюрме Салдон, Монахиня из монастыря Мигьюр Линг. Приюти меня на ночь Да укажи дорогу наутро».

Гьюрме Салдон ответила:

«Если путь твой лежит вверх по горам,

Пожалуйста, продолжай его,

Если путь твой лежит вниз по склонам,

Будь добр, продолжай его.

Мне негде тебя приютить,

И я не могу указать тебе дорогу».

И вновь колдун попросил монахиню пустить его на ночлег и указать утром дорогу, но она не открыла дверь, даже чтобы выглянуть в щелочку. Она боялась, что колдун заберет у нее сына, единственного спутника ее одиноких дней. Тогда колдун потерял терпение и выбил дверь. Он обыскал маленький домик, заглянул во все углы и перевернул все вверх дном, но так и не нашел мальчика. Он еще больше разъярился, когда монахиня заявила, что у нее нет вовсе никакого сына. Он избил ее и оставил лежать полумертвой.

Мальчик выбрался из своего укрытия. Хотя колдун был уже далеко, с малыша по-прежнему градом лил пот, и он продолжал трястись от страха. Прижавшись к матери, мальчик сказал: «Мама, вместо того чтобы помогать тебе зарабатывать на кусок хлеба, я причиняю тебе одни неприятности и ставлю под угрозу твою жизнь. Я пойду на службу к королю».

— Не нужно тебе никуда ходить, — ответила мать. — Мы прекрасно проживем и на зарабатываемые мною деньги, питаясь одними овощами. — Но мальчик все равно покинул родной дом.

Король был удивлен, когда перед ним предстал маленький мальчик и попросил взять его в услужение. Он сказал малышу, что у него нет нужды в еще одном слуге, но мальчик продолжал его умолять, обещая трудиться так добросовестно, насколько у него только хватит сил. С неохотой король нанял его, поручив в качестве испытания приглядывать за сотней скакунов. Несмотря на то что мальчик никогда не ходил за лошадьми и даже ни разу не сидел верхом, он оказался прирожденным конюхом. Он отвел лошадей на пастбище, где было вдосталь травы и воды. Он очень любил лошадей, и они, в свою очередь, слушались его и встречали радостным ржанием каждое утро, когда он приходил, чтобы отвести их пастись. Через некоторое время количество лошадей десятикратно умножилось, и табун уже насчитывал тысячу чистопородных скакунов.

Король был поражен умением мальчика и десятикратным приростом поголовья своих лошадей. Ему хотелось выяснить, было ли это случайным совпадением или результатом стараний мальчика. На этот раз он поручил тому присматривать за овцами, и стадо овец также увеличилось в десять раз. То же самое произошло с яками и свиньями. Животных не только становилось намного больше, но происходили и другие странные вещи: бесплодные земли превращались в прекрасные зеленые пастбища, по высохшим долинам начинали бежать реки, на голых склонах вырастали деревья. Королевство вступило в период процветания, которого не знало никогда раньше.

У короля была дочь по имени Шанг-шанг Го-йог, отличавшаяся добрым нравом и красотой. Короли многих государств поклялись, что женятся на ней, но она отдала свое сердце мальчику. Как было принято у пастухов, он обменивался новостями со своими собратьями, пасущими королевские стада. Ему доводилось слышать много историй, и он всегда знал, о чем говорили в городе. Во время одного из таких разговоров он услыхал о прибытии короля страны Бенда, Королевства Хоров, короля страны Горкха, Королевства Бирюзы, короля страны Шанг-шунг, Королевства Благоденствия, и короля страны Белюль, Королевства Шарфов. Они собирались принять участие в состязании, и победивший в нем должен был получить в жены принцессу. Итак, однажды мальчик позвал девушку и спросил: «Шанг-шанг Го-йог-ла, короли из четырех королевств едут, чтобы просить твоей руки. Уедешь ли ты с кем-нибудь из них или останешься со мной и станешь пастушкой?»

— Я лучше останусь с тобой.

— Но что ты будешь делать, если король, твой отец, не допустит этого и заставит тебя выйти замуж за одного из них?

— Я не пойду ни за кого из них замуж и все равно останусь с тобой, мой пастушок.

Тем временем король, довольный хорошей службой мальчика и тем, что страна благодаря ему начала процветать, решил назначить его своим особым советником. Он призвал к себе мальчика и сказал: «С этого момента ты не будешь ходить за животными, но останешься здесь со мной и станешь моим особым советником. И звать тебя будут отныне Жи-ла Акуй Док-док».

Мальчик ответил: «Если ты не позволишь мне присматривать за любимыми мною животными, то я вовсе уйду со службы».

Король страшно разозлился, что у такого маленького мальчика хватило духу не подчиниться его приказам. Он хотел жестоко наказать мальчика, но вспомнил, что лишь ему обязан благополучием своего королевства. Но все...

же мальчик отказался выполнять его приказы и не должен был уйти безнаказанным.

— Ты вспашешь поле, что находится позади дворца. Оно не давало урожая вот уже девять лет, — велел король. — Если оно вновь станет плодородным, то я не буду препятствовать твоему желанию.

Не теряя времени даром, мальчик отправился пахать жесткую, бесплодную землю. Он трудился так усердно, что там, где другим людям потребовалось бы двенадцать дней, он завершил работу за день. Вскоре на поле появились зеленые ростки. Когда настало время жатвы, урожай оказался таким большим, а зерно такого отменного качества, что амбары просто ломились от такого богатства. Никогда прежде у короля не возникало проблем из-за избытка зерна, и он срочно велел построить новые амбары. Король был так доволен, что разрешил мальчику делать все, что он захочет.

— Я хочу остаться пастухом, — ответил мальчик, — но пусть твоя дочь Шанг-шанг Го-йог приносит мне обед.

Король был так благодарен мальчику за все его благодеяния, что охотно согласился.

На следующий день Шанг-Шанг Го-йог принесла мальчику обед. Она позвала его: «Тебя должно быть мучают голод и жажда. Иди и поешь». Ее переполняла любовь к мальчику.

— Принеси мне узелок с обедом, только обойди дзо с левой стороны, — ответил мальчик.

Ей показалось очень странным, что мальчик требует принести ему обед, обойдя дзо с левой стороны. Он никогда не вел себя таким образом, а в голосе его никогда не звучало раздражения. Она никуда не пошла, попросив его самого подойти к ней. Когда он опять повторил свое требование, девушка рассердилась и уж было повернулась, чтоб уйти, как он напомнил ей: «Твой отец послал тебя, чтоб ты меня накормила обедом. Почему же ты уходишь, так ничего и не сделав?» Он подозвал ее поближе и попросил, чтобы она не уходила, а побыла вместе с ним. Мальчик сказал: «Многие короли едут сюда, чтобы добиваться твоей руки. Но не уезжай вместе с ними. Пожалуйста, останься здесь со мной».

— Если на то будет воля моего отца, мне придется выйти замуж, и ничто не сможет этому помешать. Но я попрошу отца, чтобы он позволил тебе сопровождать меня в качестве слуги, и тогда нас уже никто не разлучит.

Как мальчик и предсказывал, короли из четырех королевств приехали просить девушкиной руки. После многих дней обсуждений и консультаций с астрологами было решено выдать Шанг-шанг Го-йог замуж за короля страны Белюль, Королевства Шарфов.

Девушка сказала, что она пойдет замуж только в том случае, если Жи-ла Акуй Док-док поедет вместе с ней в качестве слуги. Королю не хотелось расставаться с мальчиком, но у него не было другого выбора, и он согласился. Итак, они втроем — девушка, король и Жи-ла Акуй Док-док — отправились в страну Белюль. Путь перед ними лежал неблизкий.

— Не спеть ли мне песню? — спросил Акуй Док-док.

— Спой, — согласился король. — Но пусть это будет хорошая песня.

«Король страны Белюль — камень под мостом,

Прекрасная Шанг-шанг Го-йог — мост, перекинутый, через реку,

И Акуй Док-док — бурная река.

Что остается делать камню, если река унесет мост?»

— Какая чудесная песня, может быть, ты споешь еще одну? — спросил король.

— Хорошо, я спою, как только мы взберемся на вершину горы. На вершине горы мальчик запел:

«Король страны Белюль — побег бамбука на вершине горы, Прекрасная Шанг-шанг Го-йог — флажок, привязанный к бамбуку, и Акуй Док-док — северный ветер. Что остается делать бамбуку, если ветер унесет флажок?»

И вновь король попросил его спеть, но мальчик ответил, что споет, когда они спустятся на равнину.

Как он и обещал, стоило им спуститься на равнину и подойти к пастбищным угодьям, Акуй Док-док запел новую песню:

«Король страны Белюль — пастбище в северной глуши, Прекрасная Шанг-шанг Го-йог — овцы на пастбище, И Акуй Док-док — волк из чащи. Что остается делать пастбищу, если волк съест овец?»

Королю пришлись по душе эти три песни, но он так и не понял их скрытого смысла. Он так устал от долгого путешествия, что попросил своих спутников остановиться и немного передохнуть. Пока он спал, Шанг-шанг Го-йог и Акуй Док-док убежали, бросив короля одного в северной глуши.

Акуй Док-док сказал Шанг-шанг Го-йог: «Я должен навестить свою мать, потому что мы давно не виделись. Ты можешь вернуться к своему отцу». С такими словами он оставил девушку, предоставив ей самой искать обратно дорогу. Когда она вернулась в отцовский дворец, тот отругал ее за то, что она не пошла с королем страны Белюль.

— Ты опозорила меня своим поступком. Теперь я отдам тебя в жены первому же человеку, который постучится завтра в мою дверь.

Случилось так, что дурак, пасший королевских свиней, услышал эти слова и явился на следующее утро попросить огня. Король дал ему не только угли, чтобы развести костер, но и свою дочь в придачу. Дурак был ужасно счастлив, зато девушку одолела печаль. Несмотря на грустные мысли, она все же постаралась найти с дураком счастье и привыкнуть к жизни в нищете.

Тем временем Акуй Док-док дошел до жилища своей матери. Прошло так много времени с тех пор, как он покинул дом, что волосы его матери превратились в колтун, а глаза залепила грязь. Ибо, оплакивая потерю сына, она не умывала лица и не расчесывала кос. Сперва она не могла поверить в то, что стоящий перед ней красивый молодой человек и впрямь ее сын и что все это время он провел на королевской службе. Но когда она поняла, что перед ней действительно ее родной сын, целый и невредимый, Гьюрме Салдон потеряла голову от радости. После их счастливого воссоединения юноша пообещал навещать ее почаще и вновь ушел служить королю.

Однажды, когда Шанг-шанг Го-йог и дурак сидели со свиньями, рассказывая друг другу разные истории и выискивая в волосах вшей, Акуй Док-док бросил камень на крышу свинарника.

— Уж не знаю, к добру это или к худу, что кто-то швыряет камни в наш свинарник, — сказала девушка.

А затем он кинул кольцо, которое она подарила ему раньше.

— Нет, это не может быть дурным знаком, так как на колени мне упало кольцо. — Она поняла, что Акуй Док-док находится где-то поблизости.

— Если карма будет благоприятствовать нам, мы встретимся даже в свинарнике, — раздался голос Акуя Док-док. Они крепко обнялись и, переполненные радостью, убежали, оставив бедного дурака в слезах. Взойдя на вершину горы, тот заплакал:

«Ее здесь нет, ее здесь нет,

Моей прекрасной Шанг-шанг Го-йог больше здесь нет».

Бедный дурак, как жаль, что рядом не оказалось никого, кто бы услышал его жалобы и помог ему!

Между тем Акуй Док-док отвел Шанг-шанг Го-йог во дворец ее отца, где они и поженились. В качестве свадебного дара им была отдана часть королевства. А затем Акуй Док-док забрал во дворец свою мать, и жили они все вместе долго и счастливо.



Сын монахини Гьюрме Салдон