Верзила

У бедных родителей был сын — здоровенный малый. Прозвали его люди Верзилой. Когда Верзиле исполнилось восемнадцать лет, пришло ему в голову весь

Свет обойти. Выковал он себе посошок в двадцать подов и давай каждый день приставать к родителям, чтобы отпустили его на все четыре стороны. Отец сразу согласился, а мать сказала так:

— Не отпущу тебя до тех пор, пока не вырвешь старый дуб и не посадишь его перед моим окном на память!

Экая невидаль! Верзила только усмехнулся; на другое утро еще завтрак не поспел — дуб уже раскачивается перед окном. Тут собрала ему мать добрый мешок харчей на дорогу и отпустила сына с посошком на все четыре стороны.

Сперва шел Верзила по дороге, но когда увидел, что все люди шарахаются от него, свернул тропинкой в лес. Однако, когда лес прошел, снова встретил человека, который, отирая пот со лба, пахал поле. Но пахарь был поумнее других и удирать не стал. Верзила обрадовался и спрашивает:

— Что, приятель, неужто так тяжко пахать?

— А ты как думал? Сам видишь, пот льет с меня градом, и конь весь в мыле.

— Вишь, брат, — говорит ему Верзила, — сдается мне, конь твой не кормлен; выпряги его и пусти в лощине попастись, а я тем часом соху за него потаскаю.

Выпряг пахарь коня, пустил в лощину и стал пахать на Верзиле; да вот снова беда — не поспевает он за Верзилой; приходится ему за сохой бегом бежать, отчего вскоре совсем умучился.

— Так дело не пойдет, — вскричал Верзила, — ступай-ка принеси лучше обед — вспашу один.

И пока пахарь ходил за едой, Верзила управился — все поле вспахал. Уселись оба, стали есть. Когда поели, пахарь поблагодарил Верзилу за помощь и собрался домой соху нести. А Верзила не дает, говорит ему:

— Как ты, брат, с такого малого поля прокормишься? Тут на тебя одного хлеба не уродится, а где уж там на жену и детей. Давай-ка сюда соху, распашу я тебе поле до самого королевского дворца.

— С ума спятил! Прогневишь короля!

— Коли он так глуп, чтобы из-за этакой малости гневаться, то пусть его гневается, а я все-таки вспашу.

Пашет Верзила по целине день — король уже в оконце посматривает; пашет Верзила второй день — короля уже зло разбирает; пашет Верзила третий день — является король, спрашивает:

— Кто тебе тут пахать дозволил?

— Кто дозволил? Сам дозволил. А как иначе? Там пахарь на клочке земли с голоду помрет, не прокормится. А это большое поле все равно пустое стоит; ты его и сам не подымаешь, и другому не отдаешь.

— Не твоя забота! — отвечает король, — коли добром соху не бросишь, то солдаты прогонят тебя.

— Эк ты меня напугал своими солдатами! — огрызнулся Верзила и не слушает дальше.

Это вконец взбесило короля. Призвал он триста солдат и давай гнать Верзилу, а Верзила взял свой посошок и перебил все три сотни. Тогда зовет король шестьсот солдат, а Верзила взял свой посошок и перебил всех. Наконец зовет король девятьсот солдат, а Верзила взял посошок и всех перебил; хотел было и с самим королем разделаться, но король начал просить пощады, посулил ему свою дочь в жены отдать.

— Ладно, так я согласен! — обрадовался Верзила. — К вечеру с пахотой покончу, и тогда посылай за мной карету!

Вечером приказал король запрячь самых сильных коней в лучшую карету и самолично поехал за Верзилой. Да только уселся Верзила со своим тяжеленным посохом в карету, как — хрясь! — поломались оси. Послали за другой каретой, но и с ней то же самое. Вот взяли самую крепкую карету, какая только была, и на ней еле-еле с грехом пополам дотащились.

В воротах встретила их сама королевна. Вышел Верзила из кареты, подходит к королевне и спрашивает:

— Ну, краса-девица, примешь ли меня своим мужем?

— Как не принять такого богатыря; однако хочу я тебе вот что сказать: ты должен пообещать мне, что до свадьбы исполнишь одну просьбу.

— Охотно, все, что ни пожелаешь!

— Тогда слушай: есть за девятым государством могучая крепость. В этой крепости живет король, что на моей старшей сестре женился. Долгое время сестра моя жила с королем счастливо, да приключилась однажды беда: напал на крепость черт, одержал победу и напустил на крепость такую тьму, что света божьего не видать. Коли сможешь выручить несчастных из чертовых когтей, тогда сразу и свадьбу сыграем.

— Ладно, придется мне это сделать! — согласился Верзила. — Однако раз замок далеко, хорошо, кабы король, твой отец, дал мне коня верхового.

Король охотно согласился и дал лучшего коня, какого только можно было сыскать во всем государстве. Вот и поскакал Верзила. Однако на полдороге конь обессилел, дальше везти Верзилу не может. Делать нечего, надрал Верзила лыка, скрутил веревку, подыскал полянку зеленую и привязал на ней коня — пусть траву щиплет, а сам, посошок подхватив, пошел пешком. Но неподалеку от этой полянки он снова остановился, потому что на другой полянке заслышал непонятный шум. Прислушался он — ничего не разобрать. Подошел совсем близко, заходит на поляну и видит — крохотный человечек дерется со страшной змеей. И как увидел Верзилу, так сразу просит помочь убить змею.

— Сейчас! — отозвался Верзила и как огреет посошком, так змея и разлетелась на куски.

— Спасибо за подмогу! — говорит человечек. — Добра никакого у меня нет, чем тебе отплатить, но коли тебе когда помощь понадобится, так подоспею.

Вот шел Верзила, шел, пока не нашел то государство, ту крепость, где под чертовым игом король в вечной тьме томится. Однако Верзила не сразу стал на черта нападать; он сперва прилег на лесной опушке как следует отдохнуть с дороги, с силами собраться. Но не тут-то было! Едва нагнулся он присесть, как вылезает из лесу страшный великан и набрасывается на него зверем. Но Верзила успел вовремя ухватить посошок и вбил великана по грудь в землю. Взмолился великан, чтобы не губил его Верзила, дескать, будет он Верзиле другом.

— Коли про дружбу разговор завел, так скажи, какое лихо заставило тебя на меня нападать?

— Что уж тут говорить, — сокрушается великан, — ведь я в кабале у чертей здешней округи. Одолели они меня и заставили убивать любого пришельца. Я и рад бы от них избавиться, если бы нашел кого-нибудь,...

кто помог бы мне с ними справиться.

— Ладно, ладно, только ты, малый, скажи мне, сколько их тут есть и где с ними встретиться, потому что у меня до чертей дело. Я ведь для того и пришел, чтобы чертей одолеть и королевский замок от них избавить.

— Смотри, брат, — ответил великан, — не так-то все это просто. Тех трех чертей ты, может, и одолеешь, да как сладить с самой чертовой старухой, старшей ведьмой? Ну ладно, все же я дам тебе совет: поблизости от замка не заводи драки с чертями, там ведьма может услышать возню и прибежать на выручку. Притаись на день в этой пещере. Вечером черт поскачет домой, я зазову его сюда, ты с ним и разделаешься! Коли одолеешь, то найдешь при нем ведьмино яблоко. В нем сила заключена такая: если его раз надкусить, то можно стать кем пожелаешь; если во второй раз надкусить, то снова станешь человеком. Надкуси это яблоко и превратись в комара; тогда сможешь пробраться к ведьме и подслушать, о чем она толкует.

Ладно. Скачет вечером черт прямиком в замок, а великан махнул ему рукой — мол, пусть к нему подъедет. Подъехал черт, спрашивает:

— Чего надо?

— Гляди, вот тут пришел в пещеру один, не могу с ним справиться. Разделайся-ка с ним сам! — ответил великан.

— Так пусть он вылезет! — разгневался черт.

Вышел Верзила. Вот уж долго они борются-дерутся. Однако под конец Верзила изловчился и огрел черта посошком, черт подрыгался и дух испустил. Надкусил Верзила яблоко, обернулся комаром и полетел к ведьме. Залетел через щелку в замок. Ведьма комара не заметила, не учуяла, только очень уж забеспокоилась, бурчит сердито: «Говори, что хочешь, а одолели муженька, погубили, раз по сию пору нет его дома!»

А маленькие чертенята успокаивают:

— Чего печалишься, просто батя в пути задержался!

— Чего там еще, где ему задержаться? Не иначе, как убили его. Ах, кабы попался мне на глаза тот, кто одолел его: живьем проглотила бы!

Немного погодя комар полетел обратно к великану, надкусил яблоко, превратился снова в Верзилу и рассказал, что у ведьмы прослышал.

— Вот и хорошо! — ответил великан. — Теперь надо только тех двоих чертей завтра-послезавтра осилить, а тогда возьмемся за ведьму, перехитрим и ее.

На следующий вечер второй черт скачет прямиком в замок, а великан помахал ему рукой — мол, пусть к нему подъедет. Подъехал черт, спрашивает:

— Чего надо?

— Гляди, вот тут пришел один в пещеру, не могу с ним справиться. Разделайся-ка с ним сам!

— Где? А ну пусть вылезет! — разгневался черт.

Вышел Верзила. Вот уж долго они борются-дерутся. Однако под конец Верзила изловчился и огрел черта посошком, черт подрыгался и дух испустил.

На третий вечер третий черт скачет прямиком в замок, а великан помахал рукой — мол, пусть подойдет к нему. Черт подошел, спрашивает:

— Чего надо?

— Гляди, вот тут пришел один в пещеру, не могу с ним справиться. Разделайся-ка с ним сам!

— Где? А ну пусть вылезет! — разгневался черт.

Вышел Верзила. Вот уж долго они борются-дерутся. Однако под конец Верзила изловчился и огрел черта посошком, черт подрыгался и дух испустил.

— Вот и славно! — говорит великан. — Теперь мой черед потрудиться. Первым делом раздобуду хорошие щипцы и гвозди. Ты будешь все это время в пещере прятаться; я тем часом пойду к ведьме, потому что она мне — слуге своему — доверяет, и скажу, что все три черта погибли; дескать, пришел какой-то богатырь, которого никто, даже она сама, не в силах одолеть. Тогда она спросит у меня совета, и я научу ее, чтобы тихонько подкралась к пещере сбоку и незаметно пролизала дыру в скале, такую, чтобы пролез ее язык. Богатырь, дескать, схватится за язык голыми руками, захочет пощупать, что это за лоскуток, но только прикоснется, тут и сможешь богатыря проглотить. Я так скажу, ведьма мне и поверит. Но не дотрагивайся до языка голыми руками. Я прибегу тебе помочь. Ты схватишь язык щипцами, подержишь, а я стук! стук! — приколочу язык гвоздями к скале. Тогда придется ведьме вечно томиться здесь, а тьма в тот же миг с крепости перейдет сюда на пещеру. Заодно и малых чертенят в нее загоним.

Как сказал великан, так все и было. Едва просунула ведьма язык, тут Верзила и прихватил его щипцами, а великан приколотил к скале. А как напоследок еще и малых чертенят загнали в пещеру, тогда замок сразу засиял чистым золотом.

Король на радостях не знает, что делать, как отплатить Верзиле, а Верзила от всего отказывается:

— С родни платы не берут. Я только ради того тебя выручал, чтобы сестра жены твоей пошла за меня замуж.

Услышав это, король с королевой еще больше обрадовались, потому что породниться с таким богатырем — дело завидное. На третий день все провожали Верзилу домой к невесте и пообещали приехать на свадьбу.

По дороге к Верзиле тот самый великан пристал, говорит:

— Спасибо, что пособил мне от чертей да от ведьмы избавиться. Теперь я свободен. Но за то, что помог я тебе ведьму одолеть, должен ты отдать мне ведьмино яблоко!

— Отчего бы нет? — отвечает Верзила. — Только, знаешь, совсем неохота мне дальше пешком идти. Коли сможешь раздобыть телегу, которая по воздуху отвезла бы меня к невесте, тогда отдам тебе яблоко!

— А чего ж нет, погоди малость, сейчас будет. Принес великан телегу, а Верзила яблоко отдал.

Вот Верзила — раз-два! — домчался до лесной поляны, где в тот день коня привязал: Наелся конь досыта, до отвала. А Верзила подумал: «Постой, а ведь и я притомился порядком. Здесь отосплюсь как следует и домой поспею вовремя».

Тут он и улегся. А пока спал, великану стало жаль своей телеги. Бросился он вдогонку, увидел — спит Верзила, убил его и забрал телегу.

Так пролежал Верзила весь день и всю ночь. А на другой день явился тот человечек, которого Верзила от змеи спас, помазал рану волшебным снадобьем и оживил Верзилу, рассказал все, что произошло с ним, пока тот спал. Благодарил его Верзила стократ, а потом вскочил на коня, домой к невесте заторопился.

Вскоре Верзила с королевной и свадьбу сыграли. Пришли на свадьбу все из замка, вызволенного у чертей, пришли и родители Верзилы. Гуляли девять дней и девять ночей.

А когда старый король умер, стал Верзила королем.



Верзила