Заработанный рубль

Жил на свете кузнец. И был у него сын, да такой лентяй, что во всем свете не сыскать ему другого в пару. Ни одного медяка не заработал он за всю свою жизнь, хоть и прожил без малого двадцать лет.
Сам здоровый, сильный, а другого дела знать не знает — только ест, пьет да на лежанке валяется. Так и жил он на отцовском хлебе.
Да вот пришло время — состарился отец, не под силу стало ему молот в руках держать.
Слег старик, чует — смерть близка. Позвал он тут сына и говорит ему:
— Уж не знаю, в кого ты такой ленивый уродился. Я всю свою жизнь с работой дружен был, своими руками все хозяйство нажил, а ты даже рубля заработать не можешь.
— Ну, рубль-то заработать не велико дело,- говорит сын.
— Что ж, пойди заработай,- говорит отец.- Заработаешь рубль — все свое хозяйство оставлю тебе в наследство, не заработаешь — гвоздя ржавого после меня не получишь.
Что тут делать? Хочется ленивому наследство получить, а работать лень. Шуточное ли дело — целый рубль заработать, когда он сроду и медяка не нажил?
А спорить с отцом тоже не станешь: уж отец как скажет, так на том и стоит. Отцовское слово-точно гора каменная. Каменную гору не сдвинуть, отцовское слово не изменить.
Ну, а у матери сердце жалостливое. Ведь какой ни на есть, а все-таки родной сын! Вот и говорит она ему:
— Слушай, сынок, дам я тебе рубль, ты пойди погуляй до вечера, а вечером придешь, будто с работы, и отдашь отцу деньги.
Лень сыну шевельнуться, да делать нечего — надо идти. Взял он у матери рубль, взял бурдюк1 с вином, сыру и пошел себе в горы. Целый день ел, пил, на траве лежал, птиц в небе считал, а вечером пришел домой, подал отцу рубль и говорит:
— Вот, отец, возьми. Нелегко мне этот рубль достался, спину разогнуть не могу, так наработался.
Взял отец рубль, повертел, повертел, со всех сторон осмотрел, с ладони на ладонь перебросил да и кинул в огонь.
— Нет,- говорит,- не ты этот рубль заработал.
Сын только плечами пожал: «Не веришь-не надо» — и пошел спать.
На другой день дала мать сыну второй рубль и учит его:
— Ты, генацвале2, целый день хоть спи, хоть лежи, а будешь возвращаться домой — пробеги немного. Вспотеешь, устанешь — отец и поверит, что ты целый день работал, волю его исполнял, в поте лица деньги зарабатывал.
Жалко ленивому своих ног, а наследства отцовского...

еще жальче. Взял он у матери рубль, взял еды-питья и снова отправился в горы. От восхода до заката пил, ел, на солнышке грелся, а вечером, как пришло время домой возвращаться, уж постарался — полдороги бегом бежал.
Прибежал к отцу весь мокрый. Повалился на скамейку — и протягивает отцу монету.
1 Бурдюк — кожаный мешок.
2 Генацвале-по-грузински: дорогой, любимый.
— Ну и трудно же мне достался этот рубль,- говорит.- Точно вол, целый день работал. С ног валюсь от усталости.
Взял отец у сына рубль, опять повертел, опять со всех сторон осмотрел и опять в огонь бросил.
— Нет,- говорит,- обманываешь ты меня, сынок. Этот рубль даром тебе достался. Напрасно ты по горам бегал, только зря каламаны1 сбил.
А лентяю что? Усмехается: «Не хочешь, мол, так не верь». И завалился спать.
Спит лентяй сладким сном, а мать никак заснуть не может. Видит она, что не обмануть старика, только деньги зря пропадают, а сыну все равно пользы никакой.
На другое утро разбудила она сына и говорит:
— Вот что, сынок, хочешь не хочешь, а надо тебе и вправду поработать. Отца, сам понимаешь, не перехитришь, а слово отцовское, сам знаешь, не изменить.
Нечего делать, пришлось лентяю послушаться. Целую неделю работал он на совесть: кому что принесет, кому в чем подсобит. Пришел к отцу и высыпал перед ним полную пригоршню монет. Перебросил старик монеты с руки на руку, послушал, как они звенят, а потом и говорит:
— Нет, сынок, опять ты меня обманываешь. Не ты эти деньги заработал.- Сгреб все монеты и кинул в огонь.
Не стерпел тут сын. Бросился он к очагу, голыми руками угли разгребает, из самого огня медяки выхватывает.
— Да что же это такое! — плачет.- Я целую неделю спины не разгибал, с раннего утра до поздней ночи на работе надрывался, а ты мои деньги в огонь, точно мусор, бросаешь!
Посмотрел на него отец и говорит:
Каламаны — деревенская кожаная обувь, легкие сапоги.
— Вот теперь я верю, что ты сам этот рубль заработал. Чужих денег тебе не жалко было, чужие деньги дешево стоят, а свои — трудом дались, вот ты их и пожалел. Так-то, сынок.
Помни мои слова: будешь работать — и деньги будут, и все у тебя будет. А не будешь работать, так и чужие деньги тебе не помогут. Чужому рублю — грош цена.
Тут завещал отец сыну все свое имущество, а сам ушел туда, откуда никто не возвращается.
Да будут долгими — в труде и богатстве — ваши дни.



Заработанный рубль