Три друга

Может, было то, может, не было, — подружились, говорят, когда-то, подружились и побратались козленок, ягненок и теленок.

Раз козленок поглядел на дальнюю гору и говорит:

— Братцы, кто из вас видел, как солнце по вечерам уходит за гору?

— Я видел, — сказал ягненок.

— И я видел, — сказал теленок.

— Так давайте, — предложил козленок, — пойдем втроем и разведаем, где же прячется на ночь солнышко.

И в тот же день дружки тайком убежали из стада.

Вот идут они степью. Долог путь, но гора все ближе и ближе. Радуются друзья. Вдруг перед ними арык. Как перебраться? Козленок говорит:

— Ничего, перескочим!

— Я боюсь, — сказал ягненок.

— И я боюсь, — сказал теленок.

— Эх вы, трусишки, — смеется козленок. — А вот я так ничего не боюсь.

Разбежался он и вмиг перескочил на другой берег.

Прыгнул за ним и ягненок, — ловко прыгнул, только заднее копытце замочил.

Потоптался, потоптался на месте теленок, — делать нечего, скакнул и он. Скакнул — да бултых в воду! Чуть было не захлебнулся. Приятели за уши вытащили.

Козленок говорит:

— Мы тебя, теленок, от смерти спасли. Ты должен отплатить нам за услугу. Подвези-ка нас на спине до горы.

Сели верхом на теленка озорники, едут, посмеиваясь.

Прошло сколько-то времени. Мычит жалобно теленок:

— Тяжело мне. Я вам не верблюд. Довезу до камня, что белеет впереди, а там хватит, слезайте.

Доехали до камня, а это не камень вовсе — дорожный мешок на земле валяется. Туго-претуго чем-то набит. Видно, какой-то ротозей потерял поклажу. Развязали мешок, а в нем четыре звериные шкуры: барсова, медвежья, волчья и лисья.

— Хорошая находка, пригодится, — сказал козленок.

Побрели с мешком дальше. Вот уже гора совсем рядом, рукой достать. Под горой стоит белая юрта. А в юрте шум и гам, песни и звон домбры. Постояли путники, переглянулись и — будь что будет! — отворили дверь.

Видят: в юрте пир идет. Пестрый барс кумыс пьет, толстый медведь халву сосет, сивый волк баурсаки уплетает, рыжая лиса на домбре играет да припевает:

Трынды-трын, домбра моя!

Нынче все мы здесь друзья.

Завтра — снова мы враги:

Каждый шкуру береги!

Ввалились в юрту три дружка и замерли у порога: сразу поняли, что...

попали в беду. А звери как увидели нежданных гостей, так и глазищи у них загорелись: такая лакомая закуска сама к ним в зубы идет! Подмигнула хитро лиса шайке хищников и, облизываясь, повела лукавые речи:

— Милости просим, дорогие гости. Сам аллах посылает вас на наш праздничный пир. Садитесь поближе к очагу, детки. Сейчас мы вас угостим… А покамест не сыграете ли вы нам на домбре, не потешите ли песенкой?

Ягненок потупился — и молчит. Теленок попятился — и молчит. А козленок тряхнул кудрявой шерсткой и говорит:

— Давай, лиса, домбру! Спою вам и сыграю.

И он ударил по струнам:

Трынды-трын, моя домбра!

Пусть не ждут враги добра.

Пестрый барс нам нипочем,

Толстый мишка нипочем,

И волчище нипочем,

И лисица нипочем.

Как накинемся втроем,

Всех злодеев задерем!

Слушают звери: что за дерзкая песенка!

— Да вы кто такие? — зарычал барс.

— Мы охотники степные, — отвечает козленок.

— А куда идете? — взревел медведь.

— Несем товар на базар.

— А какой у вас товар? — прошамкал волк.

— Звериные шубы.

— Где же вы их взяли? — тявкнула лиса.

— С ваших родичей сняли, — говорит козленок и вытряхивает из мешка все четыре звериные шкуры.

Окаменели зубастые разбойники от страха, потом взвыли каждый по-своему, да бежать кто куда без оглядки.

Три побратима остались в чужой юрте хозяйничать. Закусили с дороги вкусными звериными кушаньями, отдохнули и стали думать, как дальше быть.

Козленок говорит:

— Хорошо, что мы недругов так напугали, но плохо будет, коли они, опомнившись, вернутся назад. Тогда уж нам не сберечь костей. Побежим-ка лучше, не ожидая горя, поскорей домой. В родном стаде нам и вправду никакой зверь не опасен. В родном стаде нас джигиты-пастухи никому в обиду не дадут.

Не пришлось козленку долго друзей уговаривать.

— Верно ты, братец, говоришь, — сказал ягненок.

— Правильно говоришь, — сказал теленок.

И через минуту далеко уже были все трое от белой юрты, еще дальше от горы. Впереди мчался козленок, следом за ним — ягненок, а теленок — сзади.

К вечеру домой поспели. Пастухи до того им обрадовались, что и бранить не стали. Вот как все славно получилось.

Одно нехорошо: так и не узнали три дружка, где солнышко на ночлег прячется.



Три друга